3:58 пп - Четверг Май 20

Он всегда был рядом, но я была слепа…

Он всегда был рядом, но я была слепа…Телефон зазвонил на весь дом. Аля немедленно подлетела к нему. Вот уже несколько часов она ходила вокруг аппарата. Иногда поднимала трубку и слушала гудок: работает телефон или отключили? С техникой все было в порядке, но телефон все равно молчал. И вот наконец-то долгожданный звонок. Аля с облегчением выдохнула: — Алло!

— Привет, дорогая… не спишь?

На том конце провода явно старались говорить как можно собраннее и трезвее.

На заднем фоне четко слышались женский смех, музыка — одним словом, те характерные звуки, которые бывают неотъемлемыми спутниками веселого застолья. Аля спокойно спросила:

— А ты где?

— Не важно… Знаешь, я домой не приду.

— То есть, сегодня не придешь?

— Вообще не приду. Я ухожу от тебя к другой женщине.

Повисло молчание.

— Как же так?!

Алю с раздражением оборвали: — Я все сказал. Давай обойдемся без слез и соплей. Завтра приду забрать свои вещи!

Еще полминуты Аля слушала короткие гудки и никак не могла до конца понять все случившееся. Ей всегда казалось, что с мужьями расстаются не так. По ее представлениям, это должно было быть, как в кино: вот он приходит, виновато опускает голову и говорит: «Больше я так жить не могу», потом они долго спорят, повышая голос, она влепляет мужу пощечину, и наконец, за ним захлопывается дверь. Или, например, она застает его в постели с другой, и изменщик просто раздавлен позором. А в жизни все оказывается совсем по-другому: позвонил, будто плюнул.

» Что теперь буду делать? Ведь ничего же не умею!»

Через полчаса в квартире уже сидел спасительный десант. В кресле, положив ногу на ногу, демонстрировала дорогущие сапожки на шпильке Соня. В Киев она приехала из Кривого Рога и сразу же с полной уверенностью в своих знаниях и неотразимости направилась подавать документы в Киевский Университет. В элитный вуз Соня, разумеется, не поступила. И целый год работала, кем придется: продавцом журналов, официанткой и даже на подпеках у какой-то малоизвестной группы в одном из ночных клубов. На следующий год она сдала экзамены в институт попроще и, получив комнату в общаге, определила для себя, что на этом ее достижения не кончаются. Соня отличалась копной волос рыжего цвета, а также нахрапистостью, оптимизмом и настоящим талантом выходить замуж за того, кого надо. Рядом, за кухонным столом, навалившись на него всем телом, сидел Паша, однокурсник Али и ее мужа Димы. Казалось, он всегда был в их компании. Особыми талантами не блистал, пристрастием к женскому полу не отличался, пил мало, как, впрочем, и говорил. Для Димы он был чем-то вроде оруженосца Санчо Пансы. Однако после окончания вуза Павел вдруг проявил предприимчивость и открыл свой бизнес. Дела очень быстро пошли в гору. И теперь Диме, который частенько посмеивался над ним, приходилось обращаться к верному оруженосцу за денежной помощью. Соня затянулась тонкой сигареткой.

— Получается, теперь умереть надо из-за того, что твой ненаглядный от тебя ушел?

Аля тихонько шмыгала носом и вытирала платком красные от слез глаза.

— Как же так! Что я теперь делать буду? Ведь ничего же не умею!

Павел заерзал на стуле:

— Ну, это ты брось. Тоже скажешь…

Он вдруг откинулся на спинку стула и хлопнул себя по лбу.

— Ой, я дурак! Совсем забыл! Слушай, Алевтина, уходи-ка ты из своего проектного. Хватит там прозябать. У меня есть знакомый директор рекламного агентства. Ты хорошо рисуешь, а ему как раз требуется профессиональный художник.

Аля восприняла предложение без энтузиазма, высморкавшись в изрядно намокший платок. Соня посмотрела укоризненно.

— Да-а-а-а, Алевтина, вино мы допили, салаты твои доели. Ложись-ка ты спать. Утро вечера мудренее, завтра созвонимся…

Пока Соня в прихожей надевала купленную третьим мужем норковую шубу, Павел тихо шепнул Але:

— Думай, только не очень долго.

— Шутишь? Дима говорит, что мне вообще нельзя рисовать, полная безвкусица.

— Да забудь ты, что Дима говорит!

— Но я, же его люблю.

— Пока…

Павел немного задержался в дверях, пропуская Соню, словно хотел еще что-то добавить, но промолчал и вышел.

Аля так и не смогла понять, что Дима в ней нашел

Когда за друзьями захлопнулась дверь, Аля присела на стул в коридоре и задумалась. В голове всплыли слова теперь уже бывшего мужа: «Давай без слез и соплей…» Она забралась с ногами на стул и представила, как выглядит со стороны. Мышка! Такое прозвище в институте дали Але однокурсники. Тихая, маленькая, неброско одетая, она явно проигрывала девицам, которые крутились вокруг Дмитрия. Уж, почему его взгляд зацепился именно за нее, Аля не могла понять. Познакомились они на студенческой вечеринке. Аля весь вечер про себя тихо восхищалась Димой: он прекрасно пел под гитару, рассказывал анекдоты. В общем, гвоздь программы… Так получилось, что на одном из студенческих сборищ они оказались рядом. Скорее всего, именно в это время одна из поклонниц Димы была отвергнута, а другую он еще не нашел. Слово за слово, завязалась беседа. Вернее, Аля лишь слушала Дмитрия, широко распахнув глаза. Потом пару раз посидели в кафе, сходили в кино и как-то незаметно Дима перебрался из комнатки общежития в их с мамой квартиру. Теперь-то Алевтина понимала, что Дима никогда ее не любил, а лишь видел в ней дурочку, готовую на все ради Единственного. Иногда Аля смотрела на себя в зеркало и не понимала, что же Дима в ней нашел. Русые волосы, серые глаза, бледное личико. Но Аля буквально преображалась, когда начинала рисовать. Ее картины, яркие, живые, даже вывешивали в выставочном зале института. Потом, когда вышла замуж, свое увлечение Аля забросила, потому что Дима называл их безвкусными. И она устроилась чертежницей в проектный институт. Серые чертежи и такая же серая жизнь. Во всем этом ярким пятном был один лишь Дима. Он заменил ей все и, насытившись молчаливым восхищением жены, ушел.

«Да ничего я не знал о заказе. Просто обманул тебя!»

Всю ночь Аля не спала, думала, как ей жить дальше. И наутро позвонила Павлу. «Если устроюсь и все будет хорошо, скажем Диме. Может быть, он вернется…» — размышляла вслух Алевтина, когда Паша вез ее на встречу с директором агентства. Павел ничего не ответил, только усмехнулся. Аля предусмотрительно захватила с собой несколько институтских набросков. Директор, молча, перекладывал листы, подолгу задерживаясь взглядом на каждом рисунке.

— Где вы учились?

Аля нигде не училась, за ее плечами была только художественная школа. Но этого ведь явно недостаточно, чтобы работать в такой шикарной фирме! И она, пожалев, что приехала сюда, негромко произнесла:

—Да, в общем-то, нигде, я самоучка.

— Чудесно! — директор снова взял в руки ее работы. — Я думаю, вы подходите.

В ответ Аля скорчила подобие улыбки.

Новая работа, словно поток свежего воздуха в душной комнате, преобразила ее жизнь. Сначала было трудно: девушка не могла привыкнуть к бешеному ритму сдачи материалов, к мозговому штурму, где все, как ей казалось, выдавали блестящие идеи, а она снова молчала, или попискивала. Как мышка. По вечерам плакала в подушку, вспоминая Диму. Она была готова даже унизиться, лишь бы он вернулся… В самый разгар событий позвонил Павел. На вопрос, как дела, Аля начала шмыгать носом в трубку. «Все ясно», — ответил Паша и предложил встретиться после работы в кафе по соседству. Новоиспеченная креативщица с тоскливым лицом гоняла соломинкой лед в бокале с соком, когда в дверях показался Павел.

— Киснешь?

— Зря я тебя тогда послушала. Ничего у меня не получается, начальство посматривает неодобрительно. Да и вообще… Дима не звонит…

— Спокойно! Я разговаривал с директором. Он собирается подкинуть тебе проект, чтобы посмотреть, насколько ты инициативна. Так что не пропусти!

Паша выдал это и замолчал, то ли с грустью, то ли с нежностью глядя на Алю. Она же, задумавшись над его словами, не заметила этого выразительного взгляда.

Через неделю на планерке обсуждали новый заказ очень известного клиента. Когда дошло дело до назначения ответственного, Аля не без волнения подняла руку: «Доверьте мне!». Директор словно и не слышал.

— Кто желает?

Аля снова подняла руку:

— Можно я возьмусь за разработку?

— А вы уверены, что справитесь?

— Я справлюсь, — твердо ответила Аля.

Всю неделю она работала, как безумная. Несколько эскизов были отброшены командой сразу. В ночь перед сдачей она не спала и наутро принесла совершенно новые работы. На следующий день директор позвал всех к себе в кабинет.

— Я представил заказчику проект.

В кабинете повисла напряженная тишина. Директор продолжал:

— Поздравляю. Клиент доволен. Особую благодарность выражаю Алевтине, поскольку заказчик подписал контракт на долгосрочное сотрудничество.

В тот же вечер она позвонила Павлу.

— Я победила! Долгосрочный контракт для фирмы! Спасибо за то, что подсказал, — закричала девушка в трубку. И засмеялась.

— Ну, ты даешь. Неужели поверила? Да я совершенно ничего не знал о заказе, просто обманул тебя. Ты сама все сделала. Откуда же у меня такие сведения о работе вашего агентства?!

Аля на секунду застыла:

— Но как же… Все равно! Ты же меня поддержал, ты был рядом!

— А я всегда с тобой рядом, да ты не видишь. Наверное, и не замечала никогда, сколько лет я стою у тебя под окнами.

На Алю, словно ушат воды вылили. Молчание затягивалось, и Павел заторопился:

— Ладно, извини, пока…

Домой она ехала так, словно пять минут назад ее ударила молния. Все это время она тратила жизнь на человека, которому была неинтересна и не нужна, а рядом молча, страдал, наблюдая за всем, тот, кто столько лет любил ее. Дома Аля открыла альбом с фотографиями. Вот они на вечеринке все вместе: друзья, Дима, она, а за ее спиной… Павел. Словно защищает от всех бед. По памяти набрала телефонный номер:

— Приедешь? Приезжай, я жду…

источник http://jenskie-istorii.info/

Категория: Без рубрики

Пока нет комментариев.

Оставьте ответ