3:58 пп - Пятница Май 20

Я посоветуюсь с мамочкой

Я посоветуюсь с мамочкойТрудно сделать выбор между мамой и женой. Я решил доказать, что очень люблю их обеих.

Маменькиным сынком я был с детства. Но, скажу честно, меня это вовсе не угнетало. И сейчас я по-прежнему обожаю свою мать. Мне кажется, что она всегда делает все правильно и красиво. Только она знает, как унять боль и какое блюдо я бы съел именно сегодня. Ей каким-то странным образом удается точно определить, какое решение я могу принять в том или ином случае. Кажется, что нас до сих пор связывает незримая пуповина. Мама вырастила меня без отца, вложив в меня всю свою нерастраченную любовь. Она никогда не упрекала, что я навязался на ее голову, не ругала за плохие отметки и очередные порванные брюки. Запросто гоняла со мной во дворе в футбол и лазила по деревьям, приводя в ужас соседских бабушек. Она умела слушать. Хотя почему умела? Она до сих пор моя самая главная советчица во всем. Правда, общаемся мы с ней преимущественно по телефону, потому, что три года назад я женился и теперь живу у жены. К такому решению пришла моя Ларочка, которая вскоре после свадьбы заявила, что пора уже меня разлучить с моей драгоценной мамочкой:

— Поверь мне, Андрюша, будет гораздо лучше, если мы попробуем жить отдельно. Иначе ты никогда не научишься жить самостоятельно. А я хочу, чтобы рядом был мужчина, умеющий принимать решения сам, а не с подачи даже самых ближайших родственичков!

Свою жену я очень люблю и поэтому согласился, хотя знал, что причиняю этим боль маме. Как известно, нет ничего страшнее одиночества на старости лет, ведь именно из-за меня мама не вышла во второй раз замуж. Я эгоистично принимал в штыки любого претендента на ее руку и уж точно на сердце, так как считал, что сердце ее безраздельно должно принадлежать мне. А теперь живу с лапушкой женушкой, а мама — одна. Вернее, со своей любимой кошкой Васютой, которую завела после моего переезда к жене. Кошка — существо хорошее, ласковое, но молчаливое. А маме хочется, чтобы ее не только слушали, но и делились мнением. Нельзя сказать, что я не раскаиваюсь в том, что лишил ее возможности чувствовать себя необходимой каждый день. Поэтому стараюсь ей звонить как можно чаще. Подробно расспрашиваю о самочувствии, текущих делах, новых проделках шкодливой Васюты. Мама всегда очень быстро поднимает трубку, мне кажется, что она просто сидит рядом с телефоном, ожидая нашего звонка. Каждый раз так радуется, услышав мой голос, словно я вернулся из длительной командировки откуда-то с Крайнего Севера. Обычно она сразу пытается выяснить, не требуется ли нам с женой какая-то помощь.

— Сыночка, у вас есть продукты? — заботливо спрашивает мама. — Я бы могла покупать вам все необходимое. Вы с Ларочкой так много работаете, и времени ходить по магазинам, наверное, не хватает. Я же теперь свободна. — Мам, у нас все есть, не беспокойся. По воскресеньям мы ведь всегда закупаем продукты на всю неделю, — уверяю я.

— Боже мой, разве можно держать продукты целую неделю! — пугается мама. — Вы так можете отравиться!

— Мам, они же в холодильнике хранятся, так что ничего страшного.

— В холодильнике тоже срок хранения продуктов ограничен, а вы вряд ли за этим следите. К тому же часто питаетесь полуфабрикатами, а это вредно, — назидательно говорит она. — Хотите, я приеду и сварю вам борщ? Ты же его всегда так любил. Можно с грибами или с фасолью. Котлет нажарю или плов организую. Мне не трудно!

Конечно, мамин борщ я просто обожаю, и плов у нее отменный, но знаю, что ее идея приехать к нам в гости вовсе не понравится моей жене.

— Она вечно приезжает к нам с ревизией, — ворчит Лариса после очередного маминого визита. — Везде свой нос сует, словно я сама не знаю, как и что нужно делать в собственном доме. И чего ей только дома не сидится?! Взяла бы лучше своих любимых классиков перечитала, ведь у нее такая шикарная библиотека. Кстати, тебе не мешало, бы забрать у нее часть книг. Зачем ей одной столько, только пыль на полках собирают!

— А нам, собственно, зачем? Места у нас мало, ставить их негде. К тому же ты их все равно читать не будешь, ты кроме своих журналов ничего не читаешь. Если я захочу что-нибудь прочесть, то всегда могу взять у мамы книгу на время, — говорю я.

— Ну конечно, где уж мне тягаться с твоей мамочкой! Это просто безнадежно! Она же такая умная: два языка знает в совершенстве. Всех своих классиков сто раз перечитала. Даже сама стихи пишет! — приняв замечание за упрек в свой адрес, ворчит Лариска.

— Перестань злиться, малыш, — миролюбиво говорю я, — ты же знаешь, как сильно я тебя люблю. А главное — я вовсе не считаю тебя какой-то там дурочкой!

Я пытаюсь обнять жену, но она вырывается из моих рук и, сердито глядя на меня, продолжает:

— Тогда почему ты не попросишь ее отдать нам двухкомнатную квартиру и переехать сюда, в однокомнатную?!

— Ну как тебе не стыдно, ведь мама сразу предлагала такой вариант — ты отказалась. Вот будет у нас ребенок, тогда поменяемся.

— Когда это еще будет?! И вообще, от детей только одни проблемы. Я пока не собираюсь жертвовать фигурой и не спать по ночам из-за какого-то вечно орущего младенца.

Я чувствую, что у меня начинает стучать в висках кровь, но стараюсь взять себя в руки. Человек я миролюбивый, ссориться не люблю, тем более — с любимым человеком. Кажется, что это говорит вовсе не моя добрая девочка, а злая механическая кукла.

— Ты вовсе так не думаешь, — мягко говорю я.

— Ведь мы с тобой до свадьбы обсуждали вопрос о детях, ты хотела, чтобы у нас было двое.

— Мало ли что обещают до свадьбы! — неожиданно говорит Лариса. — Ты тоже, например, обещал, что купишь машину — и что? Без машины мы даже не можем выбраться к твоей маме на дачу.

Летом маме действительно нравится возиться на даче, тем более, что на пенсии ей нужно чем-то заниматься.

Мама — гений огородного дела. Замечательно орудует тяпкой и граблями, хотя она — кандидат филологических наук, всю жизнь преподавала в университете. Она выращивает на своем участке чудесные овощи и фрукты. А сколько заготавливает вкусной консервированной снеди, причем и на нашу долю! Сама Лариска, кстати, не очень-то и стремится отдыхать на даче, предпочитая отдых в Турции или, на худой конец, в Болгарии. И сейчас говорит это просто из вредности.

— Пожалуйста, давай сменим тему, — прошу я жену, понимая, к чему приведет наш сегодняшний разговор.

— Вот-вот, ты не любишь критики в свой адрес, а еще больше — в адрес своей мамы. Считаешь, что твоя мама всегда права. Мне кажется, что я постоянно буду у тебя на втором месте после мамы. Она всю жизнь будет стоять между нами, даже находясь за сотни километров! — со слезами кричит Лариса.

— Ларочка, пожалуйста, перестань. Мама так хорошо к тебе относится, никогда слова плохого о тебе не сказала, — снова пытаясь ее обнять, говорю я.

— Конечно, она тебе и не скажет, а будет с подругами обсуждать, что ее невестка — просто какой-то парикмахер!

— Не какой-то, а замечательный, — улыбаюсь я, еще надеясь, что ссора все-таки не разгорится.

— Вот видишь, ты и сам усмехаешься! — плачет жена.

Я не могу спокойно переносить женских слез, тем более Ларкиных, поэтому начинаю бегать по комнате и кричать, что так больше продолжаться не может!

— Пожалуйста, давай разводиться, будешь снова жить со своей драгоценной мамочкой! Ты… ты… ты просто маменькин сыночек! — вопит Лариска.

Слушать больше просто нет сил. Я выбегаю из комнаты и начинаю надевать туфли.

— Что, побежишь жаловаться, что тебя здесь не понимают? — слышу я из комнаты голос жены.

Не ответив, я выхожу из квартиры и иду к троллейбусной остановке. Мне действительно нужен мамин совет — как прекратить эти приступы непонятной ревности жены к моей собственной матери. По дороге покупаю в ларьке пару пакетов сока и круассаны, чтобы не явиться с пустыми руками. Маме будет приятно.

— Ой, сыночка, — со слезами радости встречает меня мама. — Что же ты не предупредил, я бы пирожков вам с Ларочкой напекла, ватрушек. А почему ты один, что-нибудь случилось?

Я не успеваю ответить, потому что раздается звонок в дверь. Мама открывает. На пороге стоит Лариска и держит в руках пакет сока и круассаны. Вид у нее виноватый, она вопросительно смотрит на меня. Я улыбаюсь.

— Я подумала, что тебе опасно будет возвращаться одному так поздно, — говорит Лариска, — да и маму тоже давно не видела. Ой, я же поздороваться забыла!

— Ничего, дорогая, я так рада тебя видеть, — с улыбкой говорит мама.

И я знаю, что это, правда. К тому же ей очень приятно, что жена так сильно обо мне беспокоится.

Мы дружно отправляемся на кухню пить чай с вкуснейшим маминым клубничным вареньем и круассанами.

Прощаясь, Лорка нежно целует маму в щечку и шепчет ей на ухо, что к следующему дню ее рождения постарается подарить ей внука. Мама сияет.

— Что за секреты? — спрашиваю обеих.

— У женщин должны быть свои маленькие тайны! — смеются они.

— От меня? — удивленно спрашиваю я, глядя на маму.

Она только пожимает плечами. И я вдруг понимаю, что теперь с ней буду советоваться уже не только я один.

источник http://jenskie-istorii.info/

Категория: Родители и дети

Пока нет комментариев.

Оставьте ответ