11:45 пп - Среда Июнь 19

Я посылала деньги его любовнице…

Я посылала деньги его любовнице...Мы с мужем всегда жили очень дружно, любили друг друга. В селе нас уважали, считали, что у нас замечательная семья, и сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что это действительно так. И главное в семье — быть добрыми друг к другу и уметь прощать. Я окончила Ташкентский институт иностранных языков, переехала в Туркмению и начала работать учителем в сельской школе, где и познакомилась со своим будущим мужем — он был там учителем физики. Через год у нас родился сын, а еще через год муж успешно сдал вступительные экзамены в аспирантуру и стал учиться в Ленинграде. Я же осталась работать в нашей школе.

Временная разлука

Конечно, мы с мужем скучали друг без друга, но я всегда понимала его и не хотела мешать ему получать образование. Зато на все школьные каникулы мы с сыном обязательно летали к нему в гости. Я вела много уроков и зарабатывала тогда неплохо, к тому же мне помогали его родители. Так что у нас была возможность видеться несколько раз в год.

Сыну шел шестой год, когда я узнала, что снова беременна. С этим известием я и отправилась к мужу на очередные осенние каникулы. Уже было известно, что на этот раз родится дочка, и мы все — и муж, и сын, и я — очень радовались предстоящему событию.

Как-то вечером у мужа сильно разболелась голова, он лежал в постели такой разбитый и несчастный.

— У тебя здесь есть лекарства? — спросила я мужа.

Он объяснил, что последняя таблетка анальгина лежит в правом кармане его пиджака. Поругивая мужа за то, что он так небрежно относится к своему здоровью, я полезла в карман и вместе с таблеткой обнаружила там конверт. Пока муж принимал лекарство, я читала записку, лежавшую в конверте.

Письмо было от женщины, которая писала, что уже десять дней не видит его, что скоро пойдет снег, а она теперь не сможет с ним кататься на лыжах, как раньше, что ждет малыша…

Я была в таком шоке, что сразу не стала ничего мужу говорить, хотела сначала все обдумать сама. Я промучилась всю ночь, но утром все, же решилась на разговор.

Другая женщина

Муж не стал отнекиваться, а честно мне рассказал, что они познакомились на концерте — их места оказались рядом, затем он проводил ее домой, и они обменялись телефонами… Она работала медсестрой, была примерно моего возраста. Родители ее жили в деревне, муж пил, потому они разошлись — так что она была совсем одна.

Она знала, что у него есть семья, что он никогда нас не бросит. И все же решилась родить от него ребенка.

Узнав все это, я быстро собралась и тут же уехала от мужа. Впервые за все время мы Новый год встречали не вместе. Не поехала я и на весенние каникулы. Он прилетел к нам сам лишь в конце апреля, когда должен был появиться ребенок. И через несколько дней родилась дочь. Муж сам подыскивал имена для дочки, предлагал: Дамира, Динара, Диляра, и я выбрала имя Дамира.

А через три недели после моих родов он получил телеграмму до востребования из Ленинграда: «Родилась Динара, самочувствие хорошее».

Муж никак не откликнулся на ее письмо. Более того, он взял отпуск, и целый месяц провел с нами. Перед самым его отъездом в Ленинград — ему надо было защищать диссертацию — мы переговорили серьезно, и муж сказал, что больше с той женщиной не общается.

— Я ей никогда ничего не обещал, и она ни на что не претендует, — объяснил он мне. — Поверь, больше всего я дорожу нашей семьей.

Я поверила. Какое-то время та женщина писала ему, поздравляла с праздниками, но муж не отвечал, и вскоре письма прекратились.

Об этом не знал никто

У нас же все шло замечательно. Мужу дали хорошую квартиру в городе, дети росли, мы работали, денег хватало, история была забыта.

Когда же дочке исполнилось три года, я решилась сделать то, что давно хотела. Отправила той женщине подарок к ее дню рождения от имени своего мужа. А затем от его же имени стала посылать каждый месяц алименты. Но мужу ничего не сказала, и он ничего не знал.

Та женщина принимала переводы, но, ни разу не написала ответ. Да мне это и не нужно было. Я ей помогала, потому что очень жалела. Ведь растить ребенка всегда непросто, тем более одной, когда нет поддержки. И все время, пока моей Дамире, как и ее дочери, не исполнилось восемнадцать, я посылала им деньги. Но писем не писала, и мне неизвестны их с девочкой судьбы. Потом мы переехали в Казань, вскоре умер муж — и последняя ниточка порвалась. Перед самой смертью мужа я рассказала ему об алиментах.

Сейчас мои сын и дочь уже взрослые, у них есть свои дети. Они все стали добрыми людьми, надеюсь, что доброй выросла и Динара.

источник http://jenskie-istorii.info/

Категория: Истории о любви

Пока нет комментариев.

Оставьте ответ