3:58 пп - Вторник Май 20

Девичьи страдания или для чего нужны подруги

Девичьи страдания или для чего нужны подругиЯ закрыла окно в комнате, смела окурки с пола на совок, не переставая удивляться тому, что, похоже, возвращаюсь к жизни…

Окно было распахнуто в ночь, и мимо меня в комнату радостно летели какие-то ночные насекомые. «Надо бы хоть свет выключить», — вяло подумала я, но с места не двинулась. Уже третьи сутки длился этот странный ступор — все валилось из рук, не хотелось ни есть, ни спать, ни жить. Только курить. Раньше от второй сигареты, выкуренной через час после первой, у меня кружилась голова, а тут смолю одну за другой да еще на голодный желудок — и ничего. Правда, и легче не становится. Тогда зачем? Вообще все это — зачем? Кому нужны мои страдания? Руслану, похоже, не нужны. С первого дня нашего знакомства интуиция мне подсказывала: ничего хорошего не выйдет. А я не послушалась, влюбилась, поверила…

Познакомились мы прошлой зимой. Часа за два до этого события в парикмахерской я столкнулась с сокурсницей. Сто лет не виделись, было о чем поговорить. Короче, свежеподстрижснная Светка свежеуложенную меня потащила к себе в гости. Открыл дверь черноволосый высокий очкарик.

— Мой муж Руслан, — представила его подруга. А дальше сообщила Руслану, что я та самая Маша, которая сочинила ей на день рождения потрясающий акростих, бережно хранящийся в альбоме со студенческими фотографиями. Ба! А я уже и забыла, что когда-то рифмовала… Достали альбом, пустились в воспоминания, выпили коньячку, закусывая шоколадом. А по мне начинали бегать мурашки каждый раз, когда Руслан невзначай касался моей руки, колена… Искорка между нами проскочила сразу же, но я не строила планов, поскольку муж, да еще подруги — это табу. Однако принципами поступилась в этот же вечер, вернее, в пору, приближающуюся к ночи.

Все закончилось страстным поцелуем

Мы засиделись. Хозяева уговаривали остаться ночевать, но я спешила к своему еще не выгулянному ротвейлеру. Расту. Сошлись на том, что Руслан отвезет меня домой на своей машине (благо жили мы почти рядом) и проконтролирует выгул пса. В дверях хмельная Светка целовала меня в щеки и все говорила о том, как она рада, что судьба нас вновь свела, что я — классная девчонка и что теперь ей точно не будет одиноко.

Десять минут до моего дома мы ехали молча. Я размышляла над Светкиными словами. И почему она заговорила об одиночестве? Мужик у нее, по-моему, отличный. А «мужик» тем временем рулил и напевал себе под нос какую-то веселую мелодию. Впервые мне так комфортно молчалось с незнакомым, по сути, человеком.

…Закончилось все десятиминутным безотрывным поцелуем под зимним звездным небом на глазах у ошалевшего Раста. Собственно говоря, только те минуты мне и подарили радость — чистую, ничем не замутненную, а потом начались муки. Муки совести перед Светкой, муки беспрерывного ожидания звонков и приездов, муки, муки… Самым тяжким было общение с законной супругой Руслана. Света выплакивала мне свои подозрения на тот предмет, что у благоверного «кто-то завелся», просила совета, потом сообщила, что беременна, потом родила здорового красивого мальчика… Я завралась, душа моя почернела. Я искала выхода и не находила. Расстаться с Русланом было выше моих сил.

Между нами ни разу не возник разговор об общем будущем. Мы словно сговорились считать это невозможным. Но неделю назад я не выдержала. Сцена, наверное, была ужасная — я ревела, металась по комнате, швыряла вещи… И тогда он пообещал все решить. А перед уходом сказал: «Значит, не выставишь меня, если явлюсь с чемоданом? Ну ладно, ладно… До встречи, до послезавтра». Господи! Разве это не обещание, даже утверждение того, что он уже сделал выбор?! Я, дурочка, все именно так и восприняла. И все муки меня покинули, кроме муки совести перед Светкой, остающейся с младенцем на руках. Но ведь муж ее не любит и не любил никогда, хотя ценит и уважает, отсюда и ее страдания!.. Эйфория закончилась, когда наступило «послезавтра», а Руслан не пришел и не позвонил. Весь следующий день я уговаривала себя не беситься, мол, ему сейчас трудно, ему нужно время. А через сутки впала в ступор. И теперь могу только курить и смотреть в одну точку. Например, в распахнутое в ночь окно…

Ленка о моем романе ничего не знала

И тут раздался звонок. Я бросилась к телефону, опрокинув пепельницу с подоконника. Увы, на другом конце провода был не Руслан, а Ленка, еще одна моя сумасшедшая подруга.

— Марысик, привет! Представляешь, это случилось!!!

За десяток секунд, понадобившихся мне, чтобы собраться с силами для ответа, я успела подумать, что напрасно подняла трубку, напрасно ввязываюсь в предстоящий легковесный диалог. А иного с Ленкой, порхающей по жизни, аки мотылек, не бывает. Но последней мыслью была следующая: «А может, она мне послана во спасение?», и я разомкнула уста.

— Лена, ты на часы смотрела? Сейчас ночь, и я не одна!

В ответ раздался звонкий заливистый смех.

— Ой, да ладно тебе, не одна! Да у тебя нет никого, кроме Раста твоего страшного! Так что все, готовь бокалы, я к тебе еду. И спрячь своего крокодила в ванной, ладушки?

Я с трудом выныривала из мрака. Сделать это было необходимо, поскольку избежать Ленкиного приезда я теперь не могла, при этом она ничего не должна была заподозрить.

Подруга оказалась меж двух огней

Подруга не сомневалась, что у меня действительно нет никакой личной жизни. О своем романе с Русланом я не обмолвилась с ней и полусловом: Ленка не умела держать язык за зубами, а так как я, она и Светлана когда-то учились в одной группе и мир тесен, мои откровения могли обернуться катастрофой. Итак, решено: буду охать, и ахать, выслушивая очередной Ленкин рассказ о любовных похождениях, опустошать бокалы и скромно пожимать плечами на вопрос: «Когда же у тебя кто-нибудь появится?» В конце концов, подруги для того и нужны, чтобы помогать в трудную минуту и заявляться в любое время дня и ночи.

И что самое обидное. Ленка действительно права — единственное существо мужского пола, живущее со мной и по-настоящему любящее меня, это Раст. И так, по-видимому, теперь будет всегда…

Надо сказать, я и эта дорогая моему сердцу вертихвостка — совершенно разные люди — по образу жизни, темпераменту, вкусам… Она уверяет, что я все усложняю и драматизирую. А, по-моему, я все оцениваю правильно. В отличие от некоторых слишком легкомысленных особ. Например, Ленка умудряется влюбляться буквально со скоростью света — в шефа, в таксиста, в случайного попутчика. Причем все это происходит спонтанно и, как правило, «навсегда». Вот и сейчас, насколько мне известно, она мечется между двух негасимых огней, выбирая МММ, что расшифровывается как «мужчина моей мечты». Первый — высокий 25-летний брюнет «с глазами обиженного ребенка и кудрями, как у Бандераса». Но это на взгляд влюбленной Ленки. А я считаю, что у этого субчика внешность героя дешевого мыльного сериала и манеры подростка. Подруга же катается с ним на мотоцикле по ночному Киеву, меняет струны на гитаре и упивается его «постельными» талантами.

Второй же МММ в интимном плане полный ноль, но является обладателем квартиры в центре, шикарного авто и, самое главное, он готов обеспечить Ленке безбедную жизнь. При условии, что она согласится скрасить его «слегка за шестьдесят». Подруга от подарков не отказывалась, но и бросать своего «Бандераса» ради «старичка» не собиралась. В общем, страсти эти длятся уже не первый месяц, и, судя по всему, теперь все разрешилось. Значит, и у Ленки сегодня день не из легких…

Горстка радости и тридцать три муки

Я закрыла окно в комнате, подняла пепельницу, смела окурки с пола в совок, не переставая удивляться тому, что, похоже возвращаюсь к жизни. И тут в прихожей раздался звонок. Раст недовольно заворчал, но встречать гостью не пошел. Ленка влетела в квартиру, лихорадочно блестя глазами.

— Марысик, ты не представляешь, что произошло! — из сумки появилось шампанское, бутылка белого вина и пакет с абрикосами. — Все закончилось, понимаешь, абсолютно все! — с гусарской ловкостью открывая бутылки, громко восклицала подруга.

— Что такое «все» и почему оно закончилось? — спросила я, ставя пакет с фруктами под струю воды и изо всех сил изображая интерес.

Как оказалось, сегодня у Ленки был «старческий вечер», то есть время, которое она проводила со своим престарелым ухажером. Как всегда, он предложил ей пойти куда-нибудь слегка перекусить, и моя подруга, совершенно обалдев от преподнесенных только, что ключей от новенького «форда», повела своего дедулю в ее любимое кафе, напрочь забыв, что там постоянно бывает второй ее «МММ». Ну и. кто бы мог сомневаться, — они встретились.

— Представляешь, оставляю я старичка делать заказ, а сама иду припудрить носик. Выхожу и вижу картинку из кошмарных снов: мой «Бандерас», очаровательно улыбаясь, пьет шампанское с дедулей. Я в шоке, пытаюсь проскочить мимо, но зоркий старик с криком: «Леночка, идите сюда, я познакомлю вас с внуком», манит меня. Подруга глотнула вина.

— А ты? — Ленкин рассказ даже заставил меня забыть о моих страданиях. И у Раста, сидевшего рядом, морда была явно заинтересованная.

—А чего я? Я пошла к ним. Теперь знаю, что чувствовала Жанна д’Арк, когда поднималась на костер. Нет, Марыся, ты бы видела, какое у этого внука было лицо!!!

Будто у него на глазах его любимую гитару разбивают — такая ярость! Я испугалась, думаю, сейчас он в деда вцепится. И что ты думаешь? — Ленка сделала эффектную паузу. — Он попрощался и ушел, сверкая очами, а я устроила дедуле спектакль в стиле «я не достойна вашей любви» и растворилась в ночи.

— Ну и чего ты дальше делать

собираешься?

—Все, Марысик, все, начинаю новую жизнь — никаких Любовей, никаких мужчин, никакого сумасшествия. Кстати, а почему Раст на меня такими глазами смотрит?

— Он тебе не верит. И я с ним солидарна… Знаешь, Ленка, я ведь тоже начинаю новую жизнь, потому что потеряла сегодня самое главное…

— Вот этого не надо!— перебила меня подруга. — Не знаю, о чем ты, но, по-моему, ты снова усложняешь. Что в нашей жизни самое главное — не нам судить. Во всяком случае, в этом будем разбираться, когда нам по восемьдесят стукнет. Я считаю, самое главное — жить и радоваться. Я вон двух кавалеров потеряла, «форд» и блестящие перспективы — и ничего, смеюсь. Твоя страшная потеря может с этим сравниться, а?

Я, невольно улыбнувшись, подумала: «А я потеряла горстку радости и тридцать три муки». И собралась было уже что-то Ленке ответить, как она снова весело заверещала:

— Марысик, смотри, какой милый мальчик!

Оказывается, она успела включить ночной телеканал — показывали что-то эротическое. Раст презрительно ворчал на мелькающее, на экране смазливое личико, а мы стали наперебой обсуждать мужские достоинства его обладателя…

источник http://jenskie-istorii.info/

Категория: Без рубрики

Пока нет комментариев.

Оставьте ответ