3:26 пп - Понедельник Май 20

Только теперь я смогла понять, как вы нужны нам…

Только теперь я смогла понять, как вы нужны нам…Как долго я ждала этого момента, когда смогу открыто поговорить с вами. Мы вроде бы не чужие люди, столько лет живем под одной крышей, словно случайные знакомые. Знаю, что это только моя вина, но… Я очень надеюсь, что смогу объяснить вам, почему все так случилось, надеюсь, что вы мне поверите. Я очень много размышляла о наших с вами отношениях, все начиналось так хорошо…

Отчетливо помню день нашего знакомства с Олегом. Нам тогда было по 19 лет, мы безумно влюбились друг в друга и решили пожениться.

— Светик, моя мама хочет познакомиться с тобой, — сказал он. Я, хотя давно уже ждала этой фразы, была взволнована и не на шутку напугана. Мои более опытные подруги рассказывали мне жуткие истории о свекровях-кровопийцах, поэтому вы в моем представлении были одной из них.

Вы очень доброжелательно отнеслись к нам, хотя при знакомстве я отчаянно дерзила вам, Олег даже несколько раз толкнул меня в бок. Конечно, это было от волнения и смущения, вы все поняли. Именно об этом вы и сказали Олегу, который извинялся за мое странное поведение. Я в это время одевалась в коридоре, все слышала и жутко злилась за ваш снисходительный тон. Да, наверное, по неопытности я вашу доброту приняла за снисходительность.

Свекровь-злодейка

Все втроем мы ездили за свадебным костюмом для Олега, выбирали мне бижутерию к платью. «Я буду взглядом со стороны, — говорили вы моей маме. — Вам сложно отпроситься с работы, а у меня свободный график, так что помогу ребятам. Все-таки лучше, если на первых порах мы, взрослые, им будем кое-что подсказывать». Одни мы бы полностью растерялись и не то, что платье или костюм, даже галстук Олегу не купили бы, ведь всю жизнь за нас все решали родители.

Наталья Сергеевна, только сейчас я понимаю, как вы мне на этих самых первых порах помогли. Как и многие девчонки в моем возрасте, я не умела толком готовить, и представление о планировании семейного бюджета у меня было довольно приблизительное. Я нехотя согласилась, когда вы нам предложили складывать все деньги в общую копилку: «Это и экономнее и целесообразнее. Я буду покупать продукты, а деньги, что останутся, вы сможете тратить по своему усмотрению». Мы с Олегом учились в институте, поэтому большая часть забот по дому легла на ваши плечи. Это действительно было удобно. У меня бы просто не хватило времени ходить в магазин, готовить еду, но мне казалось, что я со всем бы легко справилась и сама. Но я опять злилась и в институте жаловалась на «злодейку-свекровь»: она меня в кухню близко не подпускает. Моя сокурсница, тоже замужняя, тогда даже позавидовала мне: «Ты просто не понимаешь, как тебе повезло!»

Я действительно не понимала этого и тайно боролась с вами. Общая копилка была под вашим контролем: зарабатывали в основном все-таки вы, мы большей частью тратили. Поэтому, конечно, вы невольно считали деньги, чтобы хватило на месяц, и иногда очень тактично интересовались о тратах у меня. И тогда я подробно расписывала, что брала деньги на помаду, на торт, на кино. Вы вовсе не требовали такого отчета, но это позволяло мне вечером жаловаться мужу, что вы во всем пытаетесь меня проконтролировать, даже мои собственные деньги считаете.

До сих пор у меня перед глазами стоит наша первая размолвка, наверное, с нее и началось наше отчуждение. У нас с Олегом была годовщина свадьбы. Я взяла у подруги рецепт одного блюда, пришла с работы пораньше и стала готовить. Вы предложили мне свою помощь, но я резко отказала вам: «Сама справлюсь, не мешайте мне». Вы обиженно вздохнули: «Ладно, не буду тебе мешать», и ушли к себе в комнату. Минут через пять вам что-то срочно понадобилось на кухне, потом еще что-то. Я была уверена, что вы намеренно мешаете мне. «Сразу вдруг дела у нее тут объявились», — бубнила я. Когда вы очередной раз зашли на кухню, я, уже не сдерживая раздражения, сказала: «Наталья Сергеевна, неужели вы не понимаете, что мешаете мне?»

Когда вы, молча, взяли холодный чайник и вышли из кухни, я догадалась, что вы собирались разогреть воду для чая. Будь я хоть чуть-чуть поумнее, я бы догнала вас. извинилась бы, объяснила, что волнуюсь перед приходом гостей… Но я смалодушничала: «Ну и пусть обижается!» — решила я и на том успокоилась.

За праздничным столом вы искренне сказали:

— Олежек, твоя жена отличный кулинар. Как вкусно у нее все получилось!

Хотя, положа руку на сердце, ничего вкусного в том пироге не было: непрожаренное тесто внутри и пригоревшая корочка снаружи. Вы хотели меня поддержать, но я была расстроена и восприняла это как издевку.

— Где уж мне с вами тягаться, — язвительно сказала я.

Я буду молчать!

Подобные ситуации стали повторяться с потрясающей периодичностью, мне казалось, вы не сводите с меня глаз и во всем меня стараетесь контролировать.

— Наталья Сергеевна, я не могу постоянно советоваться с вами. Я уже достаточно взрослая, у меня есть свои желания и планы. Почему вы не даете мне свободу? — однажды взбунтовалась я.

Вы удивленно посмотрели на меня:

— Я ни в чем вас с Олегом не ограничиваю, а подсказываю только для того, чтобы вы ошибок не наделали. Но хорошо, теперь я буду молчать.

— Да-да, уж сделайте одолжение, помолчите, пожалуйста! Наверное, я выходила замуж за Олега не за тем, чтобы слушать ваши поучения! — забыв все правила хорошего тона, кричала я.

После той моей выходки атмосфера в доме как-то изменилась. Вы по-прежнему готовили на всех, ходили в магазин и убирали квартиру. В этих вопросах я не стремилась отстаивать свою самостоятельность. Когда же внутренний голос начинал мне шептать: «Как тебе не стыдно, вы с Олегом взрослые люди, а за вами, как за маленькими, ухаживает его мама», я быстренько находила себе любое оправдание. То у нас была сессия, потом каникулы, а потом я перешла в разряд будущих мам и получила полное право отлынивать от всех хозяйственных дел.

У нас родилась дочка Кристинка, и первое, что я сделала, выйдя из роддома, — не разрешила вам, ее бабушке, даже взглянуть на внучку.

— Врачи сказали, что первый месяц новорожденного нельзя показывать посторонним, — заявила я.

— Светочка, какая же я посторонняя? — недоумевали вы. Но тут я чувствовала себя на коне. Я — мать и лучше вас знаю, как пеленать, чем кормить, во что одевать свою дочь. Я, как неразумный ребенок, радовалась, что благодаря Кристинке стала главным человеком в доме.

— Наконец-то твоя мамаша перестанет командовать и оставит нас в покое, — нашептывала я мужу.

Мое упрямство

У вас очень хороший и преданный сын, Наталья Сергеевна! Ведь ему приходилось лавировать между матерью и женой, но на все мои жалобы он неизменно отвечал:

— Светик, не обижай мать, она очень хорошо относится к тебе. Ты не обязана ее любить, но должна испытывать хотя бы чувство благодарности. Если бы не она, нам жилось бы намного труднее.

Я понимала все сама и от этого злилась еще больше. А после одного случая буквально возненавидела вас, хотя должна была бы ругать себя.

У нас заболела Кристинка. У нее поднялась высокая температура, из носа текло, и приехавший доктор выписал нам кучу таблеток. Когда он ушел, между мной и вами разразилась целая баталия. Вы уверяли, что врач ничего не смыслит и Кристинку надо поить травяными настоями. Я была на стороне врача.

— Не надо с таких лет портить ребенку печень и желудок. Его молодой организм в состоянии сам справиться с

простудой, а народные средства в этом помогут, — отвечали вы, доставая с полки коробочки с травами.

— Вы же собирались молчать, — съязвила я.

На следующий день я накупила в аптеке лекарств и начала поить дите таблетками. Вы лишь осторожно заглядывали к нам в комнату, но перечить мне не решались. Через несколько дней ребенок и, правда, пошел на поправку. И вот, когда казалось, что болезнь уже миновала, у нее началась страшная аллергия. Врач никак не мог понять, что дало такую реакцию.

— Какие препараты пил ребенок? — спрашивал он.

— Только то, что вы нам прописали, — отвечала я.

Нас послали на дополнительное обследование, и выяснилось, что один из препаратов пить дочке было категорически противопоказано. Мы пошли к другому педиатру. Он прописал нам травяные отвары — те самые, которые так советовали вы.

В доме стало пусто

Я не хотела говорить вам об этом, но, поскольку мы все так переживали за Кристинку, Олег не мог промолчать.

— Мама, как же ты была права, — с порога заявил он, когда мы вернулись от врача.

Я ждала от вас нравоучений, упреков, но вы лишь погладили по головке внучку и, не глядя в мою сторону, ушли в комнату. Именно в этот момент я отчетливо осознала, насколько была не справедлива к вам.

Мне тут же захотелось искупить свою вину, но я не знала, как лучше это сделать. Наконец придумав, что спросить, я постучалась к вам. Вы, наверное, подумали, что я над вами смеюсь, но я и впрямь не могла решить, можно ли Кристинке уже гулять, или пока повременить.

— Я думаю, немного свежего воздуха девочке будет даже полезно, — ответили мне вы и тут же спохватились. — Извини, Светочка, вряд ли я смогу дать тебе дельный совет.

А через два дня вы уехали к своей старшей дочери. «Надо проведать и других внуков», — сказали вы мне.

Я хозяйничала на кухне, вы одевались в коридоре, но я все, же услышала, как вы прошептали Олежке: «Я же понимаю, вам хочется пожить отдельно. Я не обижаюсь…»

Милая Наталья Сергеевна, простите меня. Я знаю, вы уехали не для того, чтобы проучить нас — вы слишком великодушны. Вы хотели, чтобы мы отдохнули от вас. Но знаете, как без вас пусто и одиноко! Вы нас всех объединяли, а сейчас мы как неприкаянные бродим по квартире и все время ругаемся. Приезжайте скорее, честное слово, я теперь совсем другая.

источник http://jenskie-istorii.info/

Категория: Случай из жизни

Пока нет комментариев.

Оставьте ответ